06.07.2022 10:20
164

Белохолуницкий пруд

Бежит, бежит дорога ленточкой в тумане,

И стелется жнивье у голубой каймы.

А рядом, отражаясь и играя,

Купается в волне пруда

Несмелый луч зари.

Городок наш небольшой,

И гостям всегда мы рады!

Холуница - Белая –

Уголок России малый.

Задушевный разговор

Песней над прудом витает.

Белой чайкою слова

В голубой лазури тают...

О. Агалаков

 

Площадь водного зеркала Белохолуницкого пруда - 1500 гектаров.

Объём – 51 миллион кубических метров воды

Длина – около 20 км

Ширина средняя – 1,5 км, наибольшая – 3 км

Средняя глубина – 4 метра, наибольшая – 11 метров. У плотины – 5,75м

Год постройки – 1764 

Назначение – промышленное водоснабжение. Водохранилище.

Календарь Вятской губернии за 1875 год отмечает: «Холуницкий пруд замечателен тем, что вода в нем спруживается на 30-ти верстном расстоянии. По обширности это третий пруд в России...»

План Белохолуницкого пруда

 

ЖЕМЧУЖИНА, ДА И ТОЛЬКО

Из публикации в газете «Красное знамя»  и в книге: Порошин И. В. Белая Холуница (Киров, 1991). – с. 142-143.

Каждый, кто приезжает в Белую Холуницу (да еще впервые), не остается равнодушным к местной жемчужине — знаменитому Белохолуницкому пруду. И это не естественное озеро, а творение рук человека и природы. Видеть мне довелось пруды и в Черной Холунице, и в Климковке, Омутнинске — нашему ровни нет!

1764 год. Известный русский инженер, друг поэта Державина, Аникита Ярцов направляется генералом Глебовым строить завод на р. Белой Холунице, на котором должно было изготовляться  железо из чугуна, поставляемого местным Климковским заводом. Новому производству требовалось много воды. Так было положено начало Белохолуницкому заводу и местному пруду.

Плотина с дамбой перекрыла русло Белой Холуницы, и в долине между этой рекой и рекой Шелепихой стала скапливаться вода. А вскоре образовался пруд, по-нынешнему — водохранилище.

С ростом объемов выпуска железа, особенно в XIX веке, росла и роль пруда. С помощью падающей воды приводились в движение колеса, а от них многочисленные шестерни, двигавшие заводские механизмы. Плотина реконструировалась. Ниже по течению Белой Холуницы поставили еще две плотины, образовавшие два пруда — у Богородского и Нижне-Троицкого заводов.

Для углубления русла в верховьях пруда в начале XIX века проводились работы, на которых использовались военнопленные наполеоновской армии. С тех времен из поколения в поколение у нас ходил рассказ о происхождении названия одного из мест пруда — «француз». Нередко люди спрашивали друг друга:

— Где сегодня рыбачил?

— На «французе»...

Откуда пошло это название? Рассказывали, что один из пленных умер и был похоронен на острове, в верховьях пруда. В конце шестидесятых годов рабочий завода Павел Иванов нашел и вещественное подтверждение этому: он вытащил на крючок на «французе» каску наполеоновского солдата. Украшения на ней сгнили, но металлическая основа и петушиная голова (как символ Франции), сделанная тоже из металла, остались. Каска эта с 1970 года хранится в музее истории Белохолуницкого машстройзавода.

По пруду ходили барки с чугуном, сплавляли дрова для завода. По большой весенней воде вверх по Белой Холунице вплоть до завода подымались пароходики. Я даже помню их довоенные визиты к нам. Чаще приходил «Чапаев».

Ныне пруд не играет того промышленного значения, какое имел раньше. В настоящее время пруд — крупнейший искусственный, водоем области. От устья Белой Холуницы пруд находится в 68,5 километра. Площадь его водного зеркала 15 квадратных километров, средняя ширина — полтора километра, глубина у плотины 5,75 метра, наибольшая — 11. (Сведения о пруде взяты из Паспорта Белохолуницкого гидроузла).

Наш пруд хорош в любую погоду! В ясный тихий день его зеркальная гладь отражает голубизну небес. Чуть потянет ветерком, появится рябь — и он синий-синий. В непогоду пруд дыбится «барашками» белых гребней волн. Среди них, как на настоящем море, можно проследить и девятый вал. Прибой бьет о бетонные плиты дамбы. Над свинцовой мутной водой тревожно кричат чайки. В такие часы пруд грозен и опасен...

В весеннее половодье, когда раскрывают створы обоих шлюзов плотины, масса воды с грохотом устремляется вниз, разбивается о бетонные «зубы» и мириадами брызг клубится вверх, сверкая радугой.

Не раз случалось, когда вода в пруду прибывала слишком стремительно. И, если уровень ее поднимался к отметке 6 метров, приходилось полностью открывать створы. И тогда беда: река затопляла концы улиц Набережной, Ленина, Советской, Смирнова, Заозерье, Богородское...

Пруд давно и прочно облюбовали рыболовы-любители Белой Холуницы, а также Слободского, Кирова и других мест области. Пруд, кстати сказать, приписное хозяйство Белохолуницкого машстройзавода. Весной, в пору активного подледного лова, я попытался с берега пересчитать всех рыболовов, пингвинами черневших на льду. Досчитал до девятисот с чем-то и сбился. А ведь их еще полно бывает выше Дровяного Носка, в Шитовской Забоке, на «французе», в заливе Утемово...

Из рыб в пруду водится ерш, налим, лещ, щука, карась, сорога (плотва), шеклея (уклейка), елец, окунь пескарь, линь, карп... Кстати о карпах. Учителю школы слабовидящих Михаилу Михайловичу Шитову 12 ноября 1980 г. из-подо льда после полутора часов борьбы удалось вытащить карпа, весившего 9 килограммов! Конечно, такую рыбину поймать — все равно, что «Волгу» на лотерейный билет выиграть, тем не менее, случай такой был.

В верховьях пруда размножились промысловые животные: ондатры, бобры. Любят верховья утки, много на пруду чаек. Но исчезли раки. К сожалению, водохранилище постепенно загрязняется. В 1988 г. больше месяца стояла жара, вода прогрелась до 27 градусов, и погибло много рыбы. Как объяснили специалисты, — от недостатка кислорода.

В районе города прекрасный песчаный пляж. Правда используется он плохо. Но все-таки в погожие летние дни на нем, на песчаных берегах в районе Мочища, и уже упоминавшемся Дровяном Носке можно встретить отдыхающих целыми семьями. Причем не только из Белой Холуницы.

И. Порошин, краевед

НОСТАЛЬГИЯ

Недавно побывала в верху нашего пруда на Мишинском, Рыбной, Скатном и не узнала тех мест. Правда, лет десять там не бывала; Здесь раньше росли леса, были заветные грибные и ягодные угодья, которые частенько посещали белохолуничане. А уж о рыбаках и говорить нечего: жили они на реке с ранней весны и до поздней осени.

Я не оговорилась, что жили, действительно, так было. Много по берегам реки и ее протокам стояло домиков-балаганов с печурками, нарами да немудрящей рыбацкой утварью. Река, и лес, над головой голубое небо, восходы и закаты, пение птиц, лодка и удочка — это ли не прелесть?

А сейчас лес вырублен, балаганы почти все сожжены и разрушены, кругом какое-то запустение и бесхозяйственность — впору плакать. Сразу всплыли в памяти годы детства и юности, когда река и пруд были нашими кормильцами. По берегам косили сено, заготовляли дрова. Все везли к дому по воде на лодках и плотах, так что и доставка тоже была за счет природы. Лес и река щедро делились с человеком своими дарами. И не раз, особенно в лихие военные годы, спасали людей от голодной смерти.

Многие жители города помнят и то, что не было у нас, как теперь, проблем с топливом. Бывший Райтоп снабжал дровами всех. Вверху пруда жили лесозаготовители на Красном, Мишинском, здесь грузились плоты и тащились катерами до затона, лесопилки. Приходилось пешком с подругой ходить на Мишинское грузить плоты дровами, чтобы заработать себе на штапельное платьишко. 15— 20 километров ежедневно да нелегкая работа не могли унять молодого задора, жажды деятельности, понимания жизненных трудностей.

А какие росли ягоды в тех местах на болотах и борах! Голубика, черника, морошка, малина, брусника, клюква — всем этим одаривал щедрый лес. Рыбная славилась не только рыбой, но и груздевыми местами. Грузди-ребятушки дружны, они быстро заполняли корзины, а потом солились в бочках и были отменной добавкой к вареной картошке. Кто устоит (даже сейчас) от искушения отведать хрустящих, с чесночком, соленых», груздочков? Только ведь и они стали теперь дефицитом.

Что касается рыбных и пушных запасов — и говорить не приходится. В настоящее время, наверное, каждый второй житель района является браконьером на реках, в лесу. Даже наши ребятишки знают, как глушить и травить рыбу, стрелять в беззащитных животных, а вот как охранять природу, им на ум не приходит. Да и откуда приходить такому чувству, когда перед глазами дурные примеры взрослых.

Взять тот же отдых на природе в выходные дни. Всех манит в летнюю пору пруд с прохладной водой, песчаными откосами, лесной свежестью. Но побывайте в этих местах после дней отдыха горожан. Выжженная кострами трава, обструганные, обломанные деревья и кустарники, битые бутылки, консервные банки, обрывки бумаги... Все выглядит так, словно здесь был разбойничий бивак. В следующий раз, вернее всего, эта компания уже сюда не, вернется, так как ей приглянется более зеленое и красивое место.

Теперь редко кого увидишь в лодке на веслах с удочкой, дорожкой. На такого человека смотрят, как на дурачка: чего, мол, он рисуется. Бороздят пруд дюралевые катера с многосильными ревущими моторами, от которых глохнет и пугается не только рыба, но и все живое. Мне когда-то дед запрещал на рыбалке даже громко говорить и, не дай Бог, стукнуть веслом о лодку или завозиться в ней. Червяка нацеплял — священнодействовал, сам крошки хлебушка не съест — рыбешке кинет, а уж попавшуюся мелочь обязательно в воду отпустит.

Вернусь опять к разговору о лесе. Вырубили, выкоренили его не только в верховьях пруда. Не стало его почти на всем пространстве от северных широт до южных. Вот и гуляют ледяные сквозняки по незащищенной равнине, студя все живое, меняя климат. Нет леса — пересыхают ручейки, болота, реки, питающие моря. Сильные ветры сушат и истощают почву, несут с собой беды и проблемы. Так разве это не дело рук человеческих? Клянем иногда погоду и «небесную канцелярию» за ее сюрпризы, а ведь виновниками-то во всем оказываемся мы сами.

Стояла я в тот день на вырубленных, без конца и края, лесных делянках, и горькие думы одна за другой мешались в голове. И такая боль по прошлому, безвозвратному сжимала сердце, что жгучие слезы закипали в глазах. Не в счет стали культура, история, экология и мудрый тысячелетний опыт наших отцов и дедов, которые учили любить, понимать, беречь и охранять нашу природу-мать. Не все только надо брать у природы, надо ей больше давать.

С какой-то иронией говорят многие о ностальгических чувствах. А если это ностальгия по добрым делам, хорошим человеческим качествам, милосердию, разве этого надо стыдиться? Не думаю.

Дорогие земляки! Оглянитесь вокруг себя, почувствуйте красоту земную, помогите понять ее вашим детям и внукам, научите их беречь ее, ценить и любить. Ведь это совсем не трудно, но очень важно.

А. Ильина.

Холуницкие зори. – 1993. – 20 мая.

 

Уж вечер опускается на землю,

И солнце закатилось на покой.

Волна качает лодки колыбелью.

О, пруд мой, холуницкий, дорогой.

Стою на берегу и наблюдаю,

Как опускается на землю тьма.

И холод ночи кожей ощущаю,

И вспоминаю свет и прелесть дня.

Ушло тепло, и осень наступает

С дождями, слякотью, унылою порой,

И грустные мне мысли навевает

О жизни нашей трудной, непростой.

А. Ильина